Главное меню
Коневодство и конный спорт №3 1969 года
  • Категория:
  • Автор:
  • Рейтинг:
    0.0/0
Биологическая ценность конских жиров
При круглогодовом содержании лошадей на пастбище в их жире депонируется большое количество энергии и высокоценных питательных веществ, обусловливающих сохранение жизнедеятельности организма в период зимних холодов и скудного питания. Так, лошади, накопившие в теле при нажи-оовке 7—10% жира, имеют запас энергии, равный энергии 110—150 кг овса. Установлено, что жиры являются источником необходимых организму животных высоконепредельных незаменимых жирных кислот — линолевой, линоленовой, арахидоновой. Эти жиры весьма полезны и для человека. Дело в том, что по физиологически обоснованным нормам

з ежедневном питании человека рекомендуется иметь не менее 100—110 г жиров, причем до 60% этого количества должны составлять жиры животного происхождения, бедные незаменимыми жирными кислотами, и до 40% — жиры растительного происхождения, содержащие большое количество этих кислот. Эти нормы потребления жиров часто не выдерживаются, что ведет к заболеванию людей атеросклерозом. Жиры же конского сала по содержанию в них высоконепредельных незаменимых жирных кислот стоят на грани между растительными и животными жирами и обладают высокой биологической ценностью. Так, в свином, говяжьем и бараньем жирах незаменимых жирных кислот содержится не больше 3—10%, а в жирах конского сала в среднем—13—21%, йодное число (характеризующее общее количество непредельных кислот) выше на '10—55 единиц, чем у других видов животных. Жиры конского сала более легкоплавки и содержат намного больше витамина А, чем свиной и бараний жиры

Жиры молодых лошадей до 3-летнего возраста обладают большей биологической ценностью, нежели жиры лошадей старшего возраста. Для жира конского молодняка характерны содержание большого количества незаменимых жирных кислот, высокое йодное число и легкоплавкость, но витамина А меньше, чем у взрослых.

Наибольшей биологической ценностью по сравнению с наружными жирами обладают экстраперито-ниальные (казы) и внутренние жиры.

В целом жиры конского сала по комплексу биологически ценных качеств выгодно отличаются от депонированных жиров других видов сельскохозяйственных животных.

Н. АНАШИНА, старший научный сотрудник ВНИИК


Полезная брошюра
В 1968 г. Туркменское издательство выпустило брошюру под названием «Туркменские одногорбые верблюды породы арвана», составитель — младший научный сотрудник ТНИИЖИВ Окороков А. Я. В брошюре дана краткая зоотехническая характеристика отечественной породы арвана, как полезного хозяйственного животного.

Автор отмечает, что при освоении больших пастбищных просторов пустыни Кара-Кум, занимающей около 60*% территории Туркменской ССР, одногорбые верблюды являются ценнейшими незаменимыми животными. Благодаря биологическим особенностям они легко переносят жаркий климат пустыни, хорошо используют малопригодную для других видов сельскохозяйственных животных пустынную растительность, довольствуясь при этом соленой и горько-соленой водой. В таких неблагоприятных условиях верблюды дают человеку разнообразную продукцию: молоко, мясо, сало, шерсть и кожу.

В брошюре рассказывается, что от одной верблюдицы породы арвана можно надоить за 12—15 месяцев 2000—2500 кг молока жирностью 4% и выше,
что превышает удои коров местных пород в 3—

4 раза. Из верблюжьего молока вырабатывается национальный напиток — чал — молвчнокислого и спиртового брожения, который по своим биологическим свойствам является ценным не только в рациональном и лечебном питании, но и как источник витаминов А, Вь В2 и С. Чал употребляется при лечении легочного туберкулеза и при заболеваниях желудочно-кишечного тракта.

При отсутствии овощей и фруктов жители пустыни, употребляя чал, не болеют цингой и авитаминозом.

В брошюре также рассказывается об использовании верблюдов как транспортных животных.

Брошюра по объему небольшая, но содержательная. В ней читатель найдет интересные данные об отечественной породе арвана, разводимой в пустыне Кара-Кумов.

С. ХЕРАСКОВ, доцент кафедры крупного животноводства Оренбургского сельскохозяйственного института

НА ИППОДРОМАХ СТРАНЫ:

ЕЩЕ РАЗ ОБ ИСПЫТАНИЯХ ЧИСТОКРОВНЫХ ЛОШАДЕЙ

(В порядке обсуждения)
В последние годы наши конники на лошадях чистокровной верховой породы все чаще выступают в крупных международных соревнованиях и нередко выходят победителями. Однако эти успехи могли бы быть значительней. Дело в том, что мы слабо готовимся к этим соревнованиям, а главное мало выставляем на старт надежных лошадей трех лет и старшего возраста, в то время как именно на таких лошадях разыгрываются главные международные призы. Это объясняется тем, что при увеличении с каждым годом общего количества испытываемых лошадей на отечественных ипподромах мы плохо бережем двухлеток и они преждевременно заканчивают свою скаковую карьеру.

Каковы же основные причины, тормозящие количественный рост и выявление лошадей международного класса в возрасте трех лет и старше? Мне кажется, что основная причина — неправильные приемы и методы испытаний двухлетних лошадей на ипподромах. Зоотехники ипподромов и тренеры совершенно не учитывают происхождение молодняка, поступающего на испытания, что является очень серьезной ошибкой в деле дальнейшего выявления классных лошадей.

В настоящее время в наших конных заводах продуцирует большое количество высокоценных отечественных и импортных жеребцов-производителей, большинство которых относится к наиболее прогрессивным стайерским линиям, вследствие этого запись двухлеток на различные дистанции и время начала скачек должны быть строго дифференцированы, чего, к сожалению, мы не можем отметить на наших ипподромах.
Характерным примером является Центральный Московский ипподром, на котором собираются лучшие лошади.

Сезон испытаний в Москве короткий, всего 3—3,5 месяца, и за этот период многие двухлетки выступают по два и более раза в месяц. Так, в 1967 г. лошадей двухлетнего возраста, проскакавших за сезон шесть раз и более, было 25 голов, а в 1968 г. количество таких лошадей увеличилось более чем в два раза и достигло уже 56 голов, или почти половины всех скакавших лошадей этого возраста. Из этого количества испытываемых двухлеток 40 голов, или 70%, являются детьми жеребцов-стайеров Элемента,

Дугласа, Задорного, Дерзкого, Ге лю Гару, Бальто, Гистя, Гуниба, Гарнира, Хрусталя и др.

Прибавьте к этому количеству лошадей того же происхождения, проскакавших в сезоне 4—5 раз, и вы увидите, какая создается реальная опасность остаться в этом году без классных трехлеток, а в 1970 г. без лошадей старшего возраста, что и случилось уже в прошлом скаковом сезоне.

Большой «отсев» лошадей из испытаний главным образом в возрасте трех лет и старше (вследствие травматических повреждений) происходит в первую очередь в результате чрезмерной эксплуатации их в двухлетнем возрасте и, кроме того, из-за плохого состояния скаковой дорожки Московского ипподрома. Профессор В. О. Витт в своей книге «Практика и теория чистокровного коннозаводства» по этому вопросу писал: «Форсированный тренинг молодняка и усиленная эксплуатация его не проходят безнаказанно. Они вызывают перенапряжение сил молодого ор-
ганизма и нарушение всего дальнейшего его развития. Лошади не развиваются, не прогрессируют нормально от двух лет к трем годам и тем более от трех к четырем годам и неспособны в возрасте трех-четырех лет и старше выигрывать в серьезных испытаниях на классических дистанциях 2400—3000 метров». Показательным в этом отношении является скаковая карьера лучших скакунов мира, которые в двухлетнем возрасте бережно эксплуатировались.

Си Берд — победитель Эпсомского Дерби, Триумфальной арки и других крупных призов, в возрасте двух лет скакал всего

3 раза.

Первое его выступление состоялось 2 сентября на дистанцию 1400 м, в этой скачке он оказался победителем; второе — 18 сентября (дистанция 1400 м Крите-риум Месон Лафит) — победитель; третье — 11 октября в самом большом призе для двухлеток Гранд Критериум (дистанция 1600 м) — занял второе место.

Релянс — победитель французского Дерби, Большого приза Парижа, был вторым в Триумфальной арке. Двух лет он не скакал.

Диатом — победитель Большого Вашингтонского приза, двух лет выступил один раз 14 октября на дистанцию 1800 м, был первым.

Рибо — дважды победитель Триумфальной арки и вообще скакал без проигрыша. В двухлетнем возрасте он выступал всего в трех очень легких скачках.

Анилин — был трижды победителем приза Европы, вторым е Большом Вашингтонском. Дву> лет он скакал в Москве — 3 разг и 2 раза (осенью) за рубежом.

Гарнир — победитель всех традиционных призов в СССР, в которых он принимал участие, приза Президента ГДР, участник в Большом Вашингтонском, двух лет скакал 3 раза, причем первое выступление его было 23 июня, затем 24/VIII и 22/1X. Этот список можно продолжить, включив в него хотя бы только победителей Дерби, но я думаю, что и этого вполне достаточно, чтобы убедиться, как необходимы нормальный тренинг, количество и время начала испытаний двухлеток для дальнейшего их сохранения и выявления истинного класса в трехчетырехлетнем и старшем возрастах.

Дело с испытанием молодых лошадей на других ипподромах страны обстоит не лучше. Во многих случаях эксплуатация двухлеток там еще более жесткая, чем на Московском ипподроме. Осуждая чрезмерную эксплуатацию двухлеток, я отнюдь не высказываюсь за полную отмену их использования. Скакать двухлетки должны. Их выступления

2—3 раза, а некоторых (принадлежащих к спринтерским линиям)

3—4 раза принесут только пользу. В этом вопросе не должно быть шаблона. Почему, например, дети спринтеров Редженси, Курска, Габардина, Айвори Тауэра, Перпл Перила, часть детей Гэй Вэрриора и другие не могут скакать двухлетками по 4 раза? Они вполне могут участвовать в скачках, так как эти лошади наиболее скороспелые, принадлежат к спринтерским линиям, они лучше скачут на короткие дистанции.

Но нельзя требовать обязательного участия всех двухлетних лошадей в скачках не менее двух раз в месяц, как это практикуется сейчас у нас. Двухлетки, принадлежащие к стайерским линиям, не могут полностью сложиться в этом возрасте, и те требования, которые мы предъявляем к ним согласно правилам испытаний, вредно сказываются на их здоровье, дальнейшем развитии, а следовательно, на дальнейшей скаковой карьере.

Одновременно мне хочется остановиться и на испытаниях кобыл. Если многократные выступления молодых лошадей пагубно сказываются на их здоровье и дальнейшей скаковой карьере, то по отношению к кобылам это положение еще более усугубляется. Особенно опасны для кобыл вообще и для двухлеток в част-ности совместные скачки с жеребцами. Необходимо изменить правила испытаний, сведя до минимума такие скачки. Практикой чистокровного коннозаводства установлено, что усиленная эксплуатация кобыл в скачках приносит большой вред в дальнейшем заводском испрльзовании маток, она понижает их плодовитость. Почти в 70 случаях из 100 такие матки не дают приплода высокого скакового класса.

Как известно, в вопросе правильного испытания лошадей большую роль играет тренер. Кто, как не он, лучше знает их способности, развитие, темперамент, выносливость и другие качества.

Разумный тренер, работающий не только на сегодняшний день, сознательно сбережет своих двухлеток для трехлетнего и старшего возраста. Немаловажную роль в этом отношении играют зоотехники ипподромов, ведающие испытаниями верховых лошадей. Они должны в совершенстве знать линейную принадлежность лошадей, поступающих на ипподром, условия выращивания, содержание и тренинг молодняка в заводах. Кстати сказать, для этого у них достаточно времени, так как в году они занимаются непосредственно испытанием лошадей 4—5 месяцев. Их задача своевременно оказать помощь тренеру во время пребывания его с лошадьми на ипподроме, куда лучше и когда записать ту или иную лошадь. Но до настоящего времени зоотехники ипподромов пока только «нажимают» на усиленную записку молодых лошадей в скачки. Они стараются, чтобы каждый двухлеток выступил не менее двух раз в месяц.

В целях сохранения молодняка, выявления лучших лошадей, улучшения качества скакунов международного класса я вношу для обсуждения следующие основные пожелания по испытаниям чистокровных лошадей:

1. Испытания двухлетних лошадей начинать не ранее 15 июня.

2. В первые три скаковых дня установить для них дистанцию 1000—1200 м.

3. После первых трех скаковых дней ввести дистанцию 1400 м. Эта дистанция даст возможность спокойно выступать лошадям, имеющим стайерские способности.

4. С августа ввести дистанцию 1600 м.

5. Дистанции 1000—1200— 1400 м сохранять до конца скакового сезона.
6. На ЦМИ Большой осенний, не разыгрывать, а приз имени М. И. Калинина разыгрывать в последний день скакового сезона. На ипподромах Пятигорска и Ростова приз имени М. И. Калинина разыгрывать за 3 недели до окончания скакового сезона, а Большой осенний в последний день
скачек, так как на этих ипподромах сезон более продолжительный.

7. Ограничить выступления двухлетних лошадей, доведя их 5 на ЦМИ до 4 раз, а на Пятигорском и Ростовском ипподромах до 5 раз в сезон.

8. Не допускать скачек кобылок с жеребчиками в двухлетнем возрасте более двух раз и в трехлетием возрасте более трех раз за сезон.

На призы имени Маршала Советского Союза С. М. Буденного, Закрытия скакового сезона — для трехлетних лошадей, Сравнения
для лошадей трех лет и старше кобыл не допускать, организуя для них на те же дистанции отдельные призы.

9. Испытания кобыл старше трех лет не проводить.

При таком ограниченном выступлении двухлетних лошадей первые один-два года ипподро- , мам будет трудно осуществлять программу скачек, зато в последующие годы, с увеличением Ф контингента лошадей трех и четырехлетнего возраста, эта проблема будет решена. Программу скачек можно восполнить  введением гандикапов, которые на наших ипподромах почти отсутствуют, причем можно ввести меж групповые, межвозрастные (трех лет и старше) гандикапы, которые не только облегчат нам составление программы скачек, но и более правильно распределят лошадей по их скаковому классу. Систему гандикапов надо разработать с учетом наших условий и применить ее в скачках более широко, нежели делалось это до сих пор.

Настало время внести изменения в существующие правила испытаний лошадей, с тем чтобы наше чистокровное коннозаводство быстрее двигалось вперед и могло стать достойным соперником коннозаводству других
стран мира.
Е. ГОТЛИБ

ЛУЖЕНОВСКИЙ А. Неправильные рекомендации

Я считаю, что рекомендации тов. Дорнера в отношении допуска в производящий состав лошадей порочного экстерьера (курбы, шпат, недомерки и т. п.) таят прямую угрозу для нашего коневодства. Далее тов. Дорнер одним росчерком пера предлагает отменить существующие поощрения в разведении орловской породы, рассматривая их как породу «тихих» лошадей. Следует заметить, что он не в первый раз выступает с такими предложениями. Однако напомним ему, что орловская порода, выведенная стараниями русского народа почти два века тому назад, дала и продолжает давать ряд превосходных рысаков, но она по сравнению с другими более позднеспелая. Если следовать совету тов. Дорнера, то мы должны отказаться от орловцев, что было бы неправильным. Автор статьи, вероятно, забыл,’ что в трудные военные и послевоенные годы (1942—1950 гг.). Большой Всесоюзный приз (дерби) 4 раза выигрывали чистопородные орловцы и

2 раза — с большой долей орловской крови (29/32).

Не может не удивить специалистов коневодства также предложение тов. Дорнера о выводе из производящего состава всех рысаков с низкими рекордами. Даже элементарные знания этого вопроса приводят к выводу, что при разведении рысаков резвость родителей необязательно является решающим и единственным фактором для получения резвого приплода. Для убедительности и наглядности вспомним происхождение родителей наших резвейших рысаков: Подарок 2,02,1—от Алойши 2.14,7 и небежавшей Пагубы, Пилот 2,02,2

— от Гиацинта 2,12 и Пеночки

2.21.3, Улов 2.02,2 — от Ловчего

2.13,1 и Удачной 2.20,2, Талантливый 2.03,4 — от Додыря 2.20,1 и Тайны 2.17,3 и другие.

Следует напомнить тов. Дор-неру, что нерезвый Додырь 2.20,1, кроме Талантливого 2.03 4 (следовательно, и Жеста 1.59,6) дал еще Надира 2.06,4, Призрака 2.06,5, Полтавца 2,08,4, Культуру 2.08,4; нерезвый Воин 2.15,2 дал Кречета 2.07,2, Эпизода 2.07,3, Во-лодаря 2.07,4, Гордого 2.08,6; Любисток 2.13,6 дал Дубка 3.02,6 (в тройке на 2400 м); Разгуляй

2.13,5 дал Летучего Голландца

2.04.4. И таких примеров много.

Что же касается предложений

автора статьи о премировании работников конных заводов за качество сдаваемого на ипподром молодняка, то с ним нельзя не согласиться. Нужно согласиться и с тем, что существующие правила испытаний лошадей давно требуют пересмотра. Однако к предлагаемым же тов. Дорнером изменениям правил рысистых испытаний надо подойти с большой осторожностью, в особенности для лошадей двух- и трехлетнего возраста. Эти рекомендации таят в себе угрозу увеличения травматизма и преждевременной «ломки» моло^1^ рысаков.

Резвость рысаков, качество тренинга и езды наездников, вероятно, можно повысить, сделав конзаводы подлинными хозяевами своих питомцев, предоставив им право размещения своих рысаков на ипподромах у наездников по своему выбору.

А. ЛУЖЕНОВСКИЙ, Москва

СЕРГИЕНКО С. Тренировка двухлеток

В 1968 г. журнал Рысистой ассоциации США «Hoof " beats» начал печатать отрывки из новой книги «Содержание и тренировка рысака и иноходца», представляющей собой сборник статей ведущих специалистов, тренеров и наездников США. Публикуемые в журнале выдержки далеко не полны, иногда отрывочны, но все же пока нет полного перевода книги, они помогут нашим работникам рысистого коннозаводства и любителям бегов ознакомиться с некоторыми методами и приемами тренировки, применяемыми в США. Изучая опыт американских коннозаводчиков, тренеров и наездников, нужно помнить, что не слепое копирование, а творческий, критический анализ может принести пользу в повседневной практической работе.
Приводим сокращенный перевод статьи «Тренировка двухлеток», которая написана известным тренером Ральфом Балдвином.
Моя система тренировки жеребят является сплавом того, чему я научился у мастеров старшего поколения с большим практическим опытом. Нельзя тренировать каждого двухлетка согласно строгой схеме по времени и дистанции, потому что если вы заставите жеребенка пробежать на тренировке резвее, чем он в состоянии это сделать, он начнет ошибаться (сбоить и бежать неправильным ходом). Рысистый жеребенок очень часто, после того как его подкуют, сбивается с правильного хода. Обычно через 7—10 дней он привыкает и ход его исправляется. Я считаю, что тренер должен наблюдать за тем, как подковывают его жеребенка. Правильная ковка является одним из важнейших элементов тренинга. Если при расчистке копыта иноходца его зацеп оставлен на '/а дюйма (1 дюйм=1,25 см) длиннее, чем необходимо, это может совершенно изменить ход лошади и на время вывести ее из строя. То же самое может случиться с рысаком, если зацеп снят на Vs дюйма больше нормы. Если вы наблюдали за работой кузнеца, то это вы заметите и не будете искать других причин изменения хода жеребенка. В таких случаях я в течение 2—3 резвых работ тренирую двухлетка в кабурах. Многие призы выигрываются и проигрываются в «кузнице». В кузнице вы также можете проверить состояние подошв вашего жеребенка. Я кладу на подошвы лошадей глину. Если подошва твердая и хрупкая, значит, конюх недостаточно пользовался глиной, если слишком мягкая — пользовался излишне много. Особенно часто становятся мягкими подошвы задних ног, так как они стоят в сырой части денника.

Вскоре после поступления жеребят в мою конюшню для заездки я приглашаю дантиста для осмотра
их зубов. Конечно, с молодыми лошадьми работать нелегко, но непременно нужно закруглить рашпилем неровные острые края зубов, чтобы жеребята не ранили себе щеки. Если одна сторона рта оставлена без ухода, то жеребенок может начать упираться в одну вожжу. По возможности я стараюсь удалить «волчьи зубы» (волчки), которые вызывают много неприятностей. Бывают случаи, когда «волчки» ломаются при попытке их извлечения и служат причиной болезненности рта лошади в течение нескольких лет. Обломок необходимо извлечь любым способом.

Рот молодой лошади очень чувствителен и от малейшего раздражения становится болезненным, поэтому на ранних стадиях тренировки я всегда стараюсь использовать на своих жеребятах мягкие удила. Обычно я обшиваю их кожей или другим материалом, который меняю каждые 1,5—2 недели. Хороший тренер старается сделать все возможное, чтобы предохранить жеребенка от боли во рту.

Как правило, жеребята выезжаются в закрытых наглазниках. Не все согласны с этим, но мне всегда казалось, что заездка таким образом проходит несколько легче. Многие жеребята стараются войти в каждые ворота, встречающиеся им на пути. В таких случаях наглазники — большая помощь наезднику. Если жеребенок пугается рядом с ним идущей лошади, я перехожу на полузакрытые наглазники, которые позволяют ему видеть эту лошадь. У меня были случаи, когда жеребята с возбудимой нервной системой за короткое время успокаивались после того, как я совершенно отказывался от наглазников. Это, конечно, не означает, что таких жеребят нужно тренировать в открытой уздечке. К каждому конкретному случаю следует подходить индивидуально. Вялые, склонные к лени жеребята становятся в наглазниках несколько энергичнее.

Когда жеребята приходят ко мне с аукциона или из конного завода для заездки, я в первую очередь перестаю кормить их зерном. Обычно они бывают слишком упитанны. Я даю им вволю сено. При таком кормлении жеребята, как правило, более послушны в заездке. После того как жеребята заезжены, я начинаю их тренировать тротом ежедневно. В их рацион я снова ввожу зерно начиная с 4—4,5 кг в день в две дачи.

В начале заездки 7—10 дней уходит на приучение жеребят к упряжи. После этого они готовы к запряжке, и тогда последующие 7—10 дней я расходую на обучение к послушанию управления. Этот двухстадийный начальный период занимает 2—3 недели (в зависимости от характера жеребенка), после чего жеребенок готов нести нормальную тротовую работу, с которой и начинается его тренинг. Эти первые две стадии очень важны. Если вы сделали все правильно, у вас в дальнейшем не будет особых неприятностей, Немного лишнего времени, потраченного на строгих и пугливых жеребят, окупится сторицей.

Следующий период тренинга продолжительностью около 5 недель включает только работу тротом. Я тренирую жеребят тротом ежедневно, кроме воскресенья. День отдыха прекрасно освежает жеребят для начала новой недели. Я начинаю тротить жеребят с 2 миль в день {1 миля=1609 м) и постепенно довожу дистанцию до 3 миль. Практически я подвожу их к 2 милям в период приучения к запряжке и управлению. Если и к концу 2 мили жеребенок полон сил, значит, на нем можно проезжать 3 мили. Однако есть и исключения из этих общих правил. Некоторые жеребята при первых проездках нервничают и суетятся, причем чем дольше вы их «работаете», тем больше они горячатся. В таких случаях я проезжаю жеребят первые несколько дней только около мили. Для них важно, что они были запряжены. В большинстве случаев это помогало. Других жеребят, напротив, нужно утомить, чтобы они покорились, и я езжу на них до 5 миль. По поведению жеребенка можно установить момент его усталости. Он опускает голову, перестает смотреть по сторонам и пугается предметов, которые не пугали его перед этим, а при виде которых он от избытка сил подпрыгивал или закидывался.

В это время я обычно работаю с 15—20 двухлетками, мне помогают 2 наездника. У меня конюхи не начинают тротить жеребят прежде, чем я начну проводить резвые работы в 2 гита. Но и после этого я стараюсь, чтобы возможно больше работ тротом проводилось лично мной или моими помощниками. Очень часто во время тротовой работы вы можете подметить мелкие недостатки, на которые конюх может не обратить внимание, а чем раньше замечена ошибка, тем легче ее исправить.

В течение этого 5-недельного периода я тренирую жеребят как в настоящую (против часовой стрелки), так и в обратную сторону круга. При работе в одну сторону каждый раз у жеребенка могут появиться дурные привычки, он привыкает к одному месту. Если жеребенок «просит хода», я разрешаю ему прибавить на небольшом отрезке. Это развивает ход. По истечении 5 недель начинается новая стадия подготовки.

Эта стадия продолжается около 4 недель. Я провожу в понедельник, среду и пятницу резвую работу на 1 милю, вначале с резвостью около 3.20 и к концу периода — около 2.50. В конце мили я разрешаю им двигаться немного быстрее. Это приучает жеребят прибавлять скорость к концу дистанции. Прежде чем проехать милю врезвую, жеребенка тротят 3 мили. Если жеребенку это тяжело и он проходит резвую милю недостаточно правильным ходом, я на следующей работе сокращаю дистанцию трота перед резвой милей до 2 миль. Во вторник, четверг и субботу каждый жеребенок несет работу тротом по 3 мили.

На этой стадии тренировки вы сосредоточиваете свое внимание на выработке у жеребят правильных движений, на балансировании их хода. В зависимости от хода двухлеток вы подбираете ему сборку, утяжеляете или облегчаете перед. Это лучше время для экспериментирования. На данной стадии это легче сделать, чем впоследствии, когда придется форсировать, Резвый жеребенок должен иметь ритмичный ход с координацией каждого мускула. Вы можете помочь ему подбором обуви, соответствующей ковкой и изменением длины копыта.
В течение первого месяца многие жеребята нервничают на резвой работе, делаются суетливыми, с частым ходом. Некоторые рысаки переходят на иноходь. Вы должны иметь терпение, работать с ними спокойно, не принуждать их слишком сильно. Очень часто пара кабур может изменить ход жеребенка в лучшую сторону.

Это также подходящее время научить жеребят правильным поворотам. Большинство жеребят не любит поворачивать. При повороте конец оглобли упирается им в шею и они пугаются. Я приучаю жеребят к поворотам возле ворот, которые ведут к конюшне, и в надежде, что их ведут «домой», они более охотно поворачивают.

Всякий, кто тренирует двухлеток, имеет дело и с жеребчиками и с кобылками. К большинству жеребчиков может быть применено, если это необходимо, небольшое наказание, и, как правило, это даст эффект. С кобылками нужно обходиться более мягко и пытаться тренировать их без принуждения.

Далее я довожу жеребят до резвости примерно 2.40 и вижу, что не все они мне нравятся одинаково.

По одним видно, что они могут без ,труда пройти милю за 2.20, другим пока достаточно 2.40. У этих лошадей нужно вырабатывать широкий шаг и решать некоторые другие задачи.

Следующая стадия тренировки — 2.35. Это очень важная стадия по двум причинам (несмотря на незначительное понижение — всего 5 секунд): во-первых, по достижении резвости 2.35 я начинаю работать в 3 гита вместо двух; во-вторых, как раз на этой стадии вы сталкиваетесь с такими проблемами, как появление наливов, курб, накостников.

Я всегда слежу за состоянием ног жеребят и особенно внимателен, когда достигается время 2.40— 2.35. Если вы проехали чуть-чуть резвее, чем жеребенок способен на данном этапе, в первую очередь это отразится на ногах. Состояние его здоровья может оставаться прекрасным, но ноги покажут вам, что вы проехали слишком резво. Наливы чаще появляются на передних ногах. В таких случаях я использую спирт, четыре хлопчатобумажные салфетки и бинты (после обычной резвой работы и проводки в течение 2—3 часов, когда ноги несколько «подсохнут»). В 90% случаев, сняв повязку на следующее утро, вы увидете, что нога чистая, как при рождении жеребенка. Если после 1—2 дней такое лечение не помогает, значит, это симптом чего-то более серьезного, и я приглашаю ветеринарного врача.

При появлении небольшой курбы я обычно применяю в течение 10 дней втирание не очень резкой мази и продолжаю тренировать жеребенка, хотя несколько легче, чем обычно. Если это не помогает, я применяю прижигание. После прижигания жеребенок около 3 недель несет только тротовую работу. Свежие накостники я также лечу втиранием. Мягкая мазь, которую я использую, не вызывает сильного струпа. Осенью, после того как я все лето втирал в накостник, и он остается, я его прижигаю.

Если жеребенок на работе начинает нести хвост негибко, жестко и вы замечаете слабые судороги, это первый сигнал заболевания задних ног. Конечно, вы должны знать, как ваш жеребенок несет хвост в норме — некоторые из них от природы склонны нести хвост неподвижно. Обычно, если у жеребенка болит левая нога, он будет валиться на правую оглоблю.

Чтобы лошадь остыла после резвой работы, конюх водит ее и дает по 6 глотков воды с 10-минутными интервалами. Так делает большинство тренеров.

Обычно после часа — часа с четвертью лошадь откажется от воды. После того как дыхание ее успокоится и кожа под шопоной станет сухой и прохладной на ощупь, конюх водит ее еще немного и снова предлагает воду, чтобы убедиться, что она утолила жажду. Я встречал лошадей, которые совсем не пьют на проводке. В таких случаях лошади в денниках, как и на проводке, надо давать воду по нескольку глотков с обычным 10-минутным интервалом. Это несколько затрудняет работу конюха, но игра стоит свеч, потому что если лошадь поить в деннике из ведра, она может выпить все до дна и после этого захромать. Есть лошади, которые и после проводки с выпаиванием воды в течение 1,5 часа испытывают жажду. Таким лошадям я продолжаю давать воду в большем количестве, 'Придерживаясь 10-минутного интервала. В жаркие дни такая проводка и выпаивание могут продолжаться 2—2,5 часа.

Как тренировать двухлетка между выступлениями на приз, может определить только опытный тренер, знающий все особенности жеребенка. В одном я уверен — нельзя всех жеребят тренировать одинаково. Вы не будете знать, что лучше для вашего жере-бен ка, если не будете искать и пробовать различные варианты. Самое подходящее время что-то изменить в тренировке, когда жеребенок не нравится вам в беге на приз и вы не видите другой причины, кроме тренинга.

Станет ли ваш двухлеток выдающимся рысаком’, чемпионом, в большой мере (наряду с его природными способностями) зависит от того, как вы работали с ним со времени заездки до его первого старта на ипподроме. Если вы заложили правильный фундамент и не .поддавались искушению проехать на работе слишком резво, вы имеете шанс подготовить классного двухлетка.

Перевод С. Сергиенко


Новое у венгерских друзей

В журнале «Венгерское сельское хозяйство» (№ 44, 1968), помещена статья доктора И. Осача, заведующего кафедрой коневодства Аграрного института в Геделле. Он сообщает, что в Венгрии в целях поощрения хозяйств за выращивание сверхремонтных жеребят на мясо, установлена средняя цена за 1 кг конского-мяса молодняка 21 форинт (100 форинтов —

7 руб, 60 коп.), то есть на уровне закупочной цены утиного мяса. По мнению доктора И. Осача, это положительно скажется на развитии мясного коневодства и увеличении продажи канского мяса на экспорт.

Л. АНТАЛ
ХРОНИКА
ШВЕЦИЯ. В 1968 г. один из почетнейших призов ■ Критериум для трехлетних рысаков выиграл на лучшем ипподроме страны Сольвала (Стокгольм) жеребец Золомит. Лучшую свою резвость 1.22,8 он показал на удлиненной дистанции 2600 м (в пересчете на 1 км) под управлением известного наездника

С. Нордина.

Интересно отметить, что Золомит — сын рожденного в СССР Лимита (Тангейзер 1—Лимфа). Мать Золомита—Мисс Зокор происходит от Анкора, дочь которого Гелотте дала Торнадо — победителя приза Элиты (1958 г.) и ныне производителя Лима-ревского конззвода. Хорошую резвость проявил че-тырехлетнии сын Лимита рожденный в С^инля-ндии жеребец Л ими (от Блокады, дочери Квадрата). Дистанцию 2120 м Лими пробежал за 1.20,2 (км). Трехлетком он был призером финского Дерби.

Несмотря на жесткую эксплуатацию с самого раннего возраста (1.20 — двух лет), отец Золомита и Лими семилетний Лимит в прошлом сезоне продолжал прогрессировать. Из его успехов следует отметить два: победу над Гранитом и Лотосом в Финляндии с рекордом на 2100 м — 2.45,1 (1.18,6) и почетное второе место в призе Гавлекап в резвость 2.02,7.' Опередил Лимита один из класснейших рысаков Европы Кентукки Фиббер, призер приза Элиты прошлого года.

Из других шведских рысаков, происходящих от рожденных в СССР жеребцоз, отметим Хоторгета 2.10 (Торг — Мисс Бунтер) и Карамазова 2.07,9 (Поток— Эффи Бродда).

ФИНЛЯНДИЯ. Бе говой сезон 1968 г. е Финляндии не обошелся без сенсаций: трехлетний Оазис (Арбитраж — Оппозиция), рожденный в СССР, в беге с общего старта на дистанции 2100 м опередил лучших рысаков Финляндии — Намека 2.04, Радугу

2.04,6 и Корону 2.05. Оазис полностью реабилитировал себя за проигрыш Дерби Гипофизу и стал первым фаворитом в сезоне 1969 г.

Следует заметить, что одним из первых советских рысаков, введенных в Финляндию, был рожденный в Хреновском конзаводе Лупулин (Лунатик — Лозь-ва). Он бежал под кличкой Ленто, показал резвость

1.23,2 (в пересчете на 1 км) и оставил дельное потомство. Из его приплода в прошлом сезоне хорошо выступали четырехлетний Клаудиус 2.09 (от Колумбии) и трехлетний Лукас 2.17,5 (от Калабрии). Обе эти кобылы — дочери Баярда. Напомним, что от Колумбии получен Колумбус 2.08,4 — 1609 м. Таким образом, Колумбия (дочь знаменитой Котомки) — одна из немногих-орловских 'маток, давшая двух рысаков 2.10.

Баловница (Бравурный—Коллекция) в Финляндии бежала ггод кличкой Суосикки, ее рекорд 2.11,3. Она дала Бокала 2.20 (двух лет) и Тамару 2.08,5 — 1609, а Тамара — жеребца Нова 2.10— 1609 м. От Суматры (Квадрат—Суданка) получен резвый Клиппер 2.15,9 — 1700 (1.19,9). Нова и Клиппер, так же как известные Корона и Фредрик,—дети Казановы, полуб-рата упомянутого Торнадо.

В прошлом сезоне лучшими двухлетками были рожденные в Александровском конзаводе кобылки Уникальная 2.14,6 — 1609 и Касатка 2.18 — 1609.

О. ФОМИН