Главное меню
Коневодство и конный спорт №12 1969 года
  • Категория:
  • Автор:
  • Рейтинг:
    0.0/0
ЭКОНОМИКА И ОРГАНИЗАЦИЯ:
МАЛАХОВА Т. Резервы увеличения производства конского мяса

В целях увеличения производства конины и повышения экономической эффективности табунного чоневодсгвэ в совхозе «Казахстан» Актюбинской области с 1963 г. ведется промышленное скрещивание местных кобыл с жеребцами тяжелоупряжных и верховых пород. 3 свое время эффективность этого ме-ода с зоотехнической точки зрения была проанализирована и материалы опубликованы в журнале «Коневодство и конный спорт» (№ 12, 1966 г. в ст. В. Антал и N2 9, 1968 г. в ст. А. Никоновой). Установлено, что при забое в полуторагодовалом возрасте помеси тяжелоупряжных пород имели более тяжелую тушу (на 17 24 кг) по сравнению с местными жеребята-ми-сверстниками.

В этом же хозяйстве изучается экономическая эффективность получения и выращивания помесей. Анализ себестоимости помесного молодняка показал, что выращивание его обходится несколько дороже, чем выращивание местных казахских жеребят. Это объясняется тем, что содержание жеребцов улучшающие пород связано с большими затратами, чем местных казахских. Жеребцы улучшающих пород семь месяцев б году находятся в конюшенных условиях содержания, в то время как местные казахские жеребцы — не более трех месяцев. При трехлетием использовании жеребцов культурных пород (в промышленном скрещивании) годовые затраты на их содержание составили от 231 до 394 руб. одной головы в то время как на содержание местных казахских расходовалось от 113 до 250 руб.

Поскольку себестоимость жеребенка к шестимесячному возрасту складывается из затрат на содержание матерей и отцов, то она выше у помесных жеребят и ниже у казахских. После отъема тех и других жеребят переводят в табуны молодняка, где на них в дальнейшем затрачивают одинаковое количество денежных и материальных средств. Однако помесные жеребята лучше окупают затраты привесами,
полученными на одних и тех же пастбищных кормах Например, у жеребят-помесей тяжелоупряжных пород себестоимость одного ц привеса в шестимесячном возрасте ниже себестоимости привеса казахских сверстников на 4—8,5%; в возрасте 1,5 года на 8-16% в 2,5 года на 7,3-14% и в 3,5 года на 6,4-13,2%

Наибольшую разницу в себестоимости привеса имеют помеси советского, владимирского и литовского тяжеловозов. При этом самая низкая себестоимость центнера привеса наблюдается в 1,5-летнем возрасте. В более старшем возрасте она несколько возрастает, но по-прежнему остается ниже, чем у казахских, за счет большего увеличения в живом весе.

Одним из показателей экономической эффективности выращивания помесей на мясо является себестоимость единицы живого веса. Сравнительные данные себестоимости центнера живого веса у помесных жеребят и казахских за период с 1966 по 1968 г. показывают, что себестоимость живого веса — первых в возрасте 6 месяцев в среднем на 2 руб. 53 коп ниже, 1,5 года—на 2 руб. 81 коп. и в 2,5 года—на 1 руб, 01 коп.

При существующих сдаточных ценах на конское мясо такая себестоимость живого веса обеспечивает высокую рентабельность табунного коневодства. Наибольшая рентабельность может быть достигнута при реализации лошадей на мясо в 1,5-летнем воз-рэсте.

Проведенный анализ дает основания сделать вывод, что скрещивание жеребцов тяжелоупряжных пород с местными кобылами в условиях хозяйств Западного Казахстана является эффективным методом повышения продуктивности и рентабельности табунного мясного коневодства.
 

Т. МАЛАХОВА, ст. зоотехник ВНИИК

ПЯТЫЙ МОСКОВСКИЙ АУКЦИОН
От редакции: Прошло уже более трех месяцев с тех пор, как закончил свою работу Пятый московский аукцион (о котором в свое время сообщалось в печати), но в редакцию продолжают поступать письма с просьбой рассказать о нем более подробно. Ниже мы помещаем статью по этому вопросу.

* * *

В воскресенье 14 сентября выдалась прекрасная погода — теплая, солнечная, безветренная. Минувшее лето не баловало москвичей, тем более обрадовались они погожему дню. Десятки тысяч жителей столицы заполнили обширную территорию Выставки достижений народного хозяйства.

Во второй половине дня поток посетителей устремился к животноводческому городку выставки. Сверхплотное живое кольцо обрамляло выводной круг павильона «Животноводство», где состоялось торжественное открытие Московского международного аукциона лошадей. На продажу был выставлен племенной молодняк чистокровной верховой и рысистых пород, 1968 года рождения.

В кратком вступительном слове начальник Главного управления коневодства и коннозаводства МСХ СССР Г. В. Нечипорен-ко приветствовал зарубежных гостей. Обрисовав выдающиеся качества питомцев советских конных заводов, он отметил, что международные торговые связи приносят обоюдную выгоду, способствуют лучшему взаимопониманию и тем самым служат делу мира.

Затем, следуя общепринятому регламенту, тов. Нечипоренко разрезал ленточку, и начался показ предназначенного к продаже молодняка. Впечатляющее зрелище представлял собой этот парад будущих рекордистов.

Дружные, долго не смолкавшие аплодисменты раздались после выступления известных спортсменов-конников. Высшую школу верховой езды демонстрировали олимпийский чемпион Сергей Филатов и его учитель заслуженный тренер СССР Николай Ситько.

Но вот на кругу появились русские тройки, птицы-тройки, вдохновлявшие Гоголя, воспетые легионом поэтов, принесшие в сегодняшний день полузабытую романтику далекого прошлого. Этим номером про-
граммы, восторженно принятым зрителями, закончилась торжественная часть.

Утром 15 сентября ведущая роль была предоставлена аукционатору.

Начиная с 1965 г. международные аукционы лошадей проводятся в Москве ежегодно. Самыми активными импортерами советского рысака на протяжении последних лет были финны. Приобретенные ими высококлассные племенные лошади с успехом выступают на ипподромах Скандинавии. Немало крупных импортеров и в других странах. Так, например, швед Свен Бенгсон купил в нашей стране около 100 лошадей и организовал хороший конный завод.

На 5-й аукцион, как и ожидалось, наиболее многочисленная группа конников приехала из Финляндии. Значительное число участников аукциона прибыло из Италии, ФРГ, Франции, Дании, Швеции и Норвегии.

Торги прошли успешно. Из 93 представленных на ринг лошадей 83 были проданы, 13 лошадей приобрел на аукционе финн Турна Ерки, 12 лошадей купил итальянский коннозаводчик Эмилио Балэарини.

По 2000 долларов были проданы следующие рысаки: гнедой жеребец Бланк, Еланского конного завода, от Лоу Гановера и Бирюзы; темно-серая кобыла Диргема, Злынского конного завода, от Гибрида и Дали; гнедой жеребец Прожектор, Уфимского конного завода, от Жеста и Потешной; серый жеребец Сумгаит, Локотского конного завода, от Гужка и Самары.

По 1800 долларов прошли: темно-серая кобыла Басня, Дубровского конного завода, от Заочного и Бипароли; вороная кобыла Булава, Гомельского конного завода, от Беззаботного и Березины, темно-серый жеребец Бурундук, Московского конного завода, от Кургана и Бахчи; гнедая кобыла Диспозиция, Смоленского конного завода, от Парка и Доли; гнедой жеребец Гожий, Уфимского конного завода, от Жеста и Гальки; вороной жеребец Гром, Дубровского конного завода, от Отказа и Гордой; серый жеребец Нагон, Злынского конного завода, от Гибрида и Надписи; вороной жеребец Нокдаун, Гомельского конного завода, от Беззаботного и Награды; темно-гнедой жеребец Оплот, Куйбышевской госко-нюшни, от Прилива и Огненой.

Большинство других лошадей было продано по цене от 1200 до 1600 долларов.

 

УЛУЧШЕНИЕ КАЧЕСТВА ЛОШАДЕЙ:
ФОМИН Б. О системе издания госплемкниг
Более сорока лет в коневодстве не менялись порядок и форма издания государственных племенных книг, выработанные еще в двадцатых годах, хотя уже в конце тридцатых годов стало ясно, что старая система не отвечает возросшим требованиям. Был;и сделаны попытки организовать издание областных племкниг с тем, чтобы более полно учесть местный племенной материал.

Кроме того, предполагалось на местах издавать ежегодные бюллетени, публикуя в них сведения обо всех родившихся жеребятах. Однако «а практике племенные книги, печатаемые на местах (областные, краевые, республиканские), почти полностью повторяли государственные книги, издаваемые в центре. Количество привлеченного местного материала было невелико, А слабость местной полиграфической базы того времени помешала выпуску ежегодных бюллетеней.

В годы Отечественной войны и в послевоенный период специалисты были заняты другими более актуальными проблемами, поэтому этот вопрос так и остался нерешенным. В результате старые порядки и формы издания госплемкниг сохранились до настоящего времени.

Как известно, по действующему положению один раз через каждые 3—4 года должны издаваться основные тома госплемкниг. Туда под самостоятельными номерами заносятся лошади, племенное использование которых уже началось. Кроме того, по мере накопления соответствующих данных к основным то-
мам госплемкниг в виде дополнения печатаются книги по наличию приплода. Поскольку 'использование кобыл длится 15—20 лет, в течение этого периода должны издаваться и дополнения. Однако если основные тома издаются более или менее систематически (отставание, имевшее место в военное время, теперь уже ликвидировано), то этого нельзя сказать о книгах, в которые заносится приплод. Все это приводит к тому, что сведения о значительном количестве племенного приплода, особенно в неспециализированных хозяйствах, теряются, и восстановить их практически невозможно.

В связи с крайне редким выпуском таких книг они дают лишь отрывочные, крайне неполные, сведения

о племенном использовании жеребцов. В основных томах помещаются данные о беговой или ска,новой карьере лошадей, но полной картины они не освещают, так как охватывают только период подготовки к изданию того или иного тома.

Правда, значительный пробел в сведениях об испытаниях лошадей за весь сорокалетний период был восполнен в результате большой работы, проведенной в свое время ВНИИК. Путем выборки необходимых данных из беговых программ были составлены и изданы специальные справочники.

Однако основной недостаток как госплемкниг, так и справочников заключается в том, что они запаздывают и служат лишь для истории, а не оперативным задачам сегодняшнего дня. Это своего рода летописи разведения пород. Нет нужды доказывать важность и нужность таких летописей, но для успешного ведения племенного дела этого недостаточно. К тому же они должны быть более полными в сравнении с тем, что мы имеем теперь.

Своевременная и точная регистрация приплода является основой племенного дела. И эти данные по каждой породе должны в кратчайший срок доводиться до всех работников.

Отмеченные недостатки существующей системы издания госплемкниг, естественно, требовали поправок. Отдел разведения ВНИИК вынужден был завести специальные картотеки и заносить в них оперативные сведения, получаемые из конзаводов, и на основе этих данных составлять беговые справочники за прошедшие годы. В послевоенный период Центральный Московский ипподром наладил издание ежегодных справочников-каталогов, отражающих результаты испытания лошадей.

Очевидно, предлагая новую систему издания гос-племкниг, следует учесть ценные начинания. Единственным печатным изданием, содержащим сведения об итогах испытаний всех лошадей по породам, по-нашему мнению, должен быть ежегодный каталог-справочник.

Большим изменениям необходимо подвергнуть сам принцип и порядок занесения лошадей в ГПК. В настоящее время записи в книгах начинаются со взрослых лошадей (производящий состав), мы же в дальнейшем предлагаем начинать с ежегодно рождающихся жеребят, причем издание должно стать ежегодным.

Учитывая, что современные племенные лошади — это не только чистопородные, но и полностью педи-грированные, с полным основанием можно сказать, что в госплемкнигу следует заносить всех жеребят вне зависимости от будущего класса их по бонитировке. Правда, у некоторых лошадей полукровных и тяжеловозных пород встречается неполная родословная, но при достижении установленных (для каждой породы) кровности и классности они уравниваются с чистопородными и это не меняет предлагаемой системы.

Для внесения жеребят желательно отвести первый раздел книги. Заносимому в ГПК жеребенку сразу должен присваиваться очередной номер. Этот номер тут же сообщается хозяйству, он является неотъемлемой частью клички лошади и обеспечивает различие одноименных. Материал размещается в книге не по алфавиту (при строгом соблюдении очередного номера), а по конным заводам, для прочих же хозяйств — по областям, краям и республикам (не имеющим областного деления).

В первую часть ежегодно издаваемого тома плем-книги должны вноситься также жеребцы и кобылы, переведенные в данном году в производящий состав. Порядок размещения тот же — по хозяйствам и без алфавита. Строго соблюдается опять лишь очередной номер, но теперь уже иной по сравнению с полученным в раннем возрасте. Номер повторяется, но ставится теперь позади клички. При такой двойной нумерации во избежание путаницы номера должны отличаться по числу знаков. Если у лошади второй «взрослый» номер пятизначный, то первый (полученный жеребенком) должен быть шестизначным. И это не произвольно взятые номера, а для каждой породы должен быть продолжен порядковый номер производящего состава, внесенного в ранее изданные книпи. А для жеребят несколько услов-
но начинается нумерация не с первого номера, а после примерного подсчета всех жеребят, полученных к моменту издания книг по новой системе.

И наконец, что особенно важно для пород тяжеловозных и полукровных, должен быть отведен раздел для вновь записываемых взрослых кобыл, которые в раннем возрасте не были внесены в книгу.

В разделе производящего состава приводятся сведения о бонитировке, но данные о результатах испытаний в ГПК не помещаются. Для этого, как уже было сказано, издается единственный документ — ежегодный каталог-справочник. Ежегодно публикуются также списки всех выбывших из хозяйств лошадей (выбракованных, павших и проданных).

В каждом томе имеется алфавитный указатель, общий для всех четырех его разделов и списка выбывших лошадей.

Предлагаемая система даст возможность быстро подготавливать материалы к изданию. Не нужно будет ждать годы, пока люшадей пробонитируют и переведут в производящий состав, не придется также ждать, пока соберется весь запланированный для данного тома материал, чтобы расположить его в алфавитном порядке. При такой системе материал может быть окончательно подготовлен к печати сразу после поступления, а последующий просто присоединен к нему.

Эта система даст представление о проводимой селекции. О ней можно будет судить по разности между общим количеством занесенных в книгу жеребят и числом оставшихся в производящем составе.

Не подлежит никакому сомнению, что новый порядок издания госплемкниг поможет оперативной работе в племенном деле. Но одновременно возникнут некоторые затруднения при обработке материала за значительные периоды для необходимых обобщений и выводов.

В этом отношении на помощь приходит специальная картотека, которая ведется во ВНИИК по основным породам, с охватом всех племенных хозяйств. По другим породам подобные карточки могут вестись другими институтами, вузами и селекционерами конных заводов, госконюшен или госплемстанций. Вовсе не так трудно готовые сведения из ежегодно сдаваемых томов ГПК и каталогов-справочников разнести по карточкам, а накопление их в картотеке даст возможность быстро провести любую обработку.

И наконец, периодически могут издаваться данные картотек ВНИИК и других учреждений, теперь уже как полные «летописи» пород и неиссякаемый источник разработок, обобщений и выводов, способствующих решению ряда теоретических вопросов.

Б. ФОМИН, ст. зоотехник отдела разведения ВНИИК

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ Г. Несколько критических замечаний

По поводу статьи «Перспективы улучшения резвости», опубликованной в № 12 за 1968 г., много говорилось и печаталось. Хотелось и мне высказать несколько критических замечаний.

Появление в журнале этой статьи вызвано желанием автора добиться того, чтобы у нас в стране было больше лошадей международного класса. Это стремление, естественно, присуще каждому, кому дорог престиж советского коннозаводства. Но с предложенными автором путями и методами быстрейшего получения таких лошадей нельзя согласиться.

Утверждая, что в настоящее время неизвестно, каковы потребности страны в конском поголовье, какие породы и для каких целей нужно разводить и совершенствовать, автор статьи этим самым показывает свою неосведомленность в данном вопросе. А ему, как одному из старейших -специалистов, должно было быть известно, что проблемы использования лошадей в народном хозяйстве страны разрабатывались и разрабатываются институтом коневодства. Эти вопросы неоднократно обсуждались широким кругом специалистов. Хорошо известно и то, что лошадь еще долго будет нужна для сельского производства и бытовых нужд работников сельского хозяйства, для спорта и на экспорт, для производства конины ,и кумыса, для биологической промышленности. Нужна будет также для обеспечения верховыми и вьючными лошадьми частей пограничных войск, геологических и других экспедиций. Что же касается количества конских пород, разводимых в нашей стране, то око не столь уж велико. В 94 конных заводах СССР разводят лошадей 26 пород и породных групп. В США, где территория значительно меньше, культивируют 17 пород, в небольшой по территории Франции — 14, в Польше — 8 и т. д.

При большом разнообразии природно-климатических условий, рельефа, а также особенностях экономики нашей страны совершенно необходимы разные породы лошадей.

Автор статьи «Перспективы улучшения резвости», требуя изменения принципов бонитировки (уменьшения внимания к промерам и экстерьеру и увеличения к резвости), забывает собственное утверждение о том, что вопросы экономики должны лежать в основе коннозаводства. Вся предлагаемая им система повышения резвости не дает ответа на вопрос, за счет каких средств будут выращиваться резвые рысаки. Между тем всем известно, что наше коннозаводство существует за счет реализации племенных лошадей для нужд массового коневодства. Прекратив отбор рысаков по крупности и экстерьеру, мы быстро снизим их рост. В то же время даже при условии получения отдельных выдающихся по резвости особей основная масса рысаков в силу биологических законов будет иметь скромные рекорды.

Основная часть оппонентов т. Дорнера решительно отвергла его предложение отменить существующие поощрения, стимулирующие разведение орловских рысаков. По существу это направлено на ликвидацию старейшей рысистой породы. По нашему мнению, только тот, кто не ценит труда многих поколений людей, создавших великолепную породу, может требовать искоренения орловского рысака, создавая для него неблагоприятные условия на ипподромах.

Автору той статьи известно, что разводят рысаков, прежде всего, для внутренних нужд страны.
В команды, выступающие за рубежом, а также на экспорт идут единицы, основная же масса рысаков используется внутри страны. Если орловский рысак будет заменен помесями американского, смогут ли эти помеси приспособиться к климатическим и хозяйственным условиям разных зон страны? Можно ли будет выращивать и испытывать такого рысака в Сибири, Средней Азии, на Урале и в других районах страны? Между прочим, в США рысаков выращивают не повсеместно, а только в определенных штатах, в условиях мягкого климата, поэтому приспособляемость их к суровым условиям очень невелика. Опыт скотоводов показал, к каким печальным последствиям приводят попытки заменить местные породы зарубежными, хотя и более продуктивными, но совершенно не приспособленными к нашим климатическим условиям.

То же самое может повториться в коневодстве, если мы пойдем на замену орловского рысака. Эта порода должна разводиться е основном в чистоте, и все поощрения в этом отношении должны сохраниться.

Орловский рысак был, есть и долго еще будет массовым улучшателем. В качестве прогулочной экипажной лошади он может найти широкий сбыт в зарубежные страны. Наконец, орловского рьисака (кобыл) можно использовать для производства хорошей спортивной лошади путем скрещивания с чистокровными.

Спортивное использование орловского рысака не только не снижается, но даже возрастает, несмотря на существование более резвого русского и его помесей с американским рысаком. Это подтверждается статистическими данными. Процент орловских рысаков на ипподромах страны с каждым годом увеличивается. При этом на ипподромах Севера, Сибири и Средней Азии количество испытываемых орловских рысаков резко преобладает над русскими. Таким образом, ясно, что в связи с многообразием климатических зон, хозяйственных условий, а также национальными традициями, обе существующие в нашей стране рысистые породы необходимы.

Предлагаемая автором система группировки по резвости неоднократно обсуждалась и неизменно отвергалась. Если бы в соответствии с его предложением трехлетки, не достигшие к 1 января резвости 2.20, и двухлетки тише 2.35 к дальнейшим испытаниям не допускались, то к началу 1969 г. на ЦМИ осталось бы только 50 трехлеток и 92 двухлетки. Вряд ли такой резкий сброс лошадей благоприятно отразился бы iHа работе Московского ипподрома. Предложения тов. Дорнера относительно повышения материальной заинтересованности наездников и жокеев, на мой взгляд, достаточно обоснованы и заслуживают самого пристального внимания.

В заключение необходимо отметить, что получение лошадей экстра-класса зависит от улучшения всего процесса создания и выращивания рысаков. Знание и соблюдение основных законов селекции, оптимальный режим кормления и ухода с использованием всего накопленного мировым коннозаводством опыта и достижений науки, создание новой, более отвечающей современным требованиям системы тренинга и испытаний — таковы на наш взгляд, основные пути достижения указанной цели.

Г. РОЖДЕСТВЕНСКАЯ, старший научный сотрудник ВНИИК

 

НА ИППОДРОМАХ СТРАНЫ :
СИБИРЯК Б. Дело в шляпе

Расположенный в пригороде Омска ипподром похож на хрустальную чашу. Трибуны заполнены, слышен говор возбужденной толпы.

Все, чем славится русское коневодство, в этот день было представлено здесь. На сколоченных из досок очищенных от снега скамейках сидели любители и знатоки рысистого спорта.

Воздух был серовато-мутного цвета, но временами сквозь свинцовые тучи пробивались яркие солнечные лучи.

В центре трибун, рядом с судейской будкой, собрались «ярые» болельщики. Оки переходили с места на место, энергично жестикулировали. Каждый допытывался, кто победит — русский или американец? Справа сидели рабочие местных заводов и фабрик, их тоже охватило общее возбуждение.

Алексею Баранову не сиделось на месте, он то куда-то убегал, то снова возвращался; на него ворчали, хотя он никому особенно не мешал.

С левой стороны, неподалеку от паддока, расположились наездники, их помощники, свободные от работы конюхи, обслуживающие ипподром врачи и зоотехники.

Несколько поодаль, у самых запряжных сараев, стоял в одиночестве знаменитый американский наездник Вильям Кейтон.

Спустя недолгое время он подошел поближе к трибунам в расчете на привычные аплодисменты. И, действительно, публика, зашумела, захлопала. Вот он, уверенный в себе, непобедимый американский наездник, одержавший столько громких побед на столичных ипподромах.

Его соперник, русский наездник Семен Леонтьевич Темиряев, спускаясь с трибун, огляделся. Казалось, он чем-то взволнован. Засунув в боковые карманы сжатые в кулаки кисти рук, он направился к конюшне.

Зрители судили и рядили о предстоящем поединке Вильяма Кейтона и омского наездника, любимца местной публики.

Особенно волновался Алексей Баранов — однокашник и большой друг Семена Леонтьевича.

Общая уверенност» в том, что Кейтон будет победителем, возмущала его. Процедив сквозь зубы: «Победит Темиряев», он углубился в беговую программу.

«Русско-американский жеребец Былой, сын Барона Роджерса и Награды,—"читал он, — был неоднократным победителем традиционных призов и показал выдающуюся резвость на дистанцию 1 '/г версты 2 мин. 10 сек...

Былой имеет 7/е американской крови. У него отработано каждое движение, он с любого номера хорошо принимает старт.

Соперник Былого, гнедой жеребец Зверь, сын Замысла и Шарады, пока добился более скромных успехов. Он также прибыл к нам из г. Москвы, но его беговая карьера на столичном ипподроме не столь примечательна. Рекорд Зверя 2 мин. 14 сек., и хотя на нем выступает любимец нашей публики Семен Леонтьевич Темиряев, трудно рассчитывать на его победу».
«Гляди ты, какой скорый!—думал Алексей.— Уже все расписал! Погоди, у нас цыплят по осени считают! Это ему не Московская дорожка, тут круг верстовой, а не полуторный...».

Алексей знал, что Кейтон суров и самонадеян. Мастерство американца было общепризнанным.

Некоторое время Алексей сосредоточенно листал беговую программу, затем встал со скамейки и пошел навестить своего друга. Семен Леонтьевич сидел и курил в конюшне возле денника Зверя, отдыхая перед поединком.

Его сильно беспокоило состояние беговой дорожки. Матовый неровный лед кое-где был припорошен тонким слоем снега, что явно затрудняло бег лошадей.

Он вспомнил иронический ответ директора ипподрома на его просьбу расчистить дорожку. — «Вам все равно не выиграть!».

Кто знает, может быть они и правы.

...Войдя в денник, наездник оглядел Зверя, прощупал каждый сустав, он уже собирался закрыть за собой дверь, но в это время кто-то его окликнул.

— Чертова поземка! — сказал Алексей входя. Ты знаешь, снег какой-то липкий, противный. И при езде все лицо исколет. Что думаешь делать?

— Выигрывать! — ответил Семен Леонтьевич и положил руку ему на плечо.

Алексей возвратился на трибуны ипподрома,

Все кругом шумело, двигалось, перекликалось.

— Темиряева видели? — спросил у Баранова один из завсегдатаев.

— Видел, Все в порядке.

— Ой ли? — засмеялся завсегдатай.

— Вот, вам и ой ли. Я сказал: выиграет наш.

Семен Леонтьевич тем временем тщательно осматривал сбрую, в которой Зверю предстояло выступать, и все больше погружался в думы, вспоминая все перипетии тренерской работы, искал чего-то нового, ранее не известного.

Из раздумья его вывели шаги конюха.

— Федор, — обратился к нему наездник. — У тебя была старая соломенная шляпа. Нужна она тебе?

— Нет.

— Так принеси ее, голубчик, пожалуйста, — попросил он и добавил:—И гусиного жира, если можно...

Конюх озабоченно посмотрел на наездника — не знал, шутит тот или всерьез говорит.

— Да, да... Принеси... Все наше дело в шляпе,— добавил наездник, видя смущение конюха. — Ты меня понял?

И еще. Скажи, пожалуйста ковалю — пусть придет вместе с тобой и захватит инструмент.

Постояв в нерешительности и еще раз оглядев своего наездника, Федор понял, что тому не до шуток. Он быстро направился к выходу.

Как назло, коваля нигде не было видно.

Конюх обошел все буфетные стойки. Когда он возвращался в конюшню, то увидел коваля, уже разговаривавшего с Темиряевым. Федор протянул соломенную шляпу наезднику.

 

— Вот она, Семен Леонтьевич.

Тот, взяв шляпу в руки, внимательно оглядел.

— Ну, вот и хорошо, — сказал он. — Вырежь из нее фильцы, — обратился он к ковалю, — на все четыре...— и улыбнулся, довольный своей выдумкой,— раскуешь Зверя и, не расчищая рог, по старым дыркам подкуешь вот на эти самые соломенные фильцы и смажешь гусиным жиром, только обильно. Понял? — Темиряев посмотрел ковалю в глаза.

Едва он произнес это, как Федор бросился со всех ног в конюшню.

«Шансы Былого расцениваются выше, чем Зверя, — думал Семен Леонтьевич. — Нет, теперь, пожалуй, они сравняются».

— Ну как, готово? — спросил он у коваля. — Вот и хорошо. — Он стал натягивать на себя камзол, затем взял в левую руку секундомер, в правую хлыст и сказал:

— А теперь запрягать...

Когда Зверь на длинном ходу выскочил на эллипс ипподрома, на холодном небе вспыхнуло солнце, ослепительно отражаясь в снежной пелене.

Легко передвигая ноги по ледяной покрытой снегом призовой дорожке, рысак вдохнул морозный воздух и размашистым шагом понес наездника вдоль трибун.

Болельщикам было видно, как он пробежал четверть версты, затем остановился. Наездник что-то крикнул, махнул рукой. К нему подбежал конюх.

— Подними оберчек повыше, — сказал наездник, — на одну дырочку.

Настала долгожданная минута. Стартер взмахнул флажком. Разноголосый гул заполнил трибуны.

«Сейчас Кейтон предложит такой темп, что Зверь не попадет в пейс», — так думали многие.

Но случилось иначе. Во главе бега, бурно приняв старт, оказался Зверь. Он опередил своего грозного соперника на целую упряжку и, перерезав дорожку, занял бровку. Он бежал своим широким, размашистым шагом, непринуждено, как бы без всяких усилий, поглощая пространство. Между тем американец чувствовал, что его лошади становится все труднее. Он был вынужден взять Былого в сторону в надежде сбить прилипавший к копытам снег.

Темиряев резко усилил пейс. Зверь набрал такую скорость, что от вожжей ломило руки и поясницу. Секундомеры отсчитывали секунды.
При выходе из правого поворота Семен Леонтьевич чуть-чуть сдержал Зверя, и соперник подошел к нему вплотную. Зверь шел широким, свободным шагом, а Былой преследовал его на каком-то длинном, скользящем ходу, явно несправляясь с рычагами ног, которым мешал прилипавший к копытам снег. Жесткие требовательные руки Кейтона безжалостно раздирали удилами рот лошади.

Зверь и преследовавший его Былой, оставив остальных соперников далеко сзади, шли очень резво. Да, это была головокружительная гонка! Темиряев почувствовал себя хозяином бега. Там, где Кейтон сдерживал своего жеребца, он уходил от него на большой просвет. Ко второму повороту Былой в сильном посыле поравнялся с соперником. Но достигнуто это было ценой огромного напряжения. Жеребец отчаянно работал ногами, стараясь вложить всю силу в каждый толчок. Он шел за Зверем, но на большее его не хватало.

Русский наездник действовал мастерски. Он близко подпускал соперника, но не давал ему сравняться. Сделав бросок, Былой почти доставал соперника, но в это время Семен Леонтьевич вновь высылал Зверя, и между ними восстанавливался прежний разрыв. Резкие броски на дистанции очень изнуряют лошадь. Американец это понимал и тем не менее у версты снова сделал свой знаменитый бросок. Темиряев на секунду растерялся. Он не ожидал, что у рысака, который казался уже вымотавшимся, сохранилось еще столько сил.

Кейтон во что бы то ни стало жаждал победы, и как раз в этом момент Темиряев вдруг почувствовал, что Зверю стало тяжело дышать. Бока и шея были сухими, значит, не открылось у него второе дыхание. Наездник немедленно заставил Зверя сделать маленький, но очень красивый бросок, бока и шея его стали мокрыми, дыхание свободным и легким. Лошади вышли на финишную прямую. На трибунах все встали Болельщики неистовствовали. Слышался отчаянный крик Баранова.

— Еще, еще.... нажми, Сеня!

Семен Леонтьевич вел рысака в сильнейшем посыле, и Зверь, охотно повинуясь ему, почти летел по воздуху и закончил бег уверенным победителем.

Финиш был феноменальным. Зверь прошел дистанцию за 2 мин. 11,5 сек. Эта резвость стала его пожизненным рекордом.

Борис СИБИРЯК

СПИВАК Т. Тяжеловозы-чемпионы

С 7 по 10 августа в Пскове прошли Всесозные соревнования на тяжеловозах.

Из шести республик — РСФСР, Украинской, Белорусской, Латвийской, Литовской и Эстонской — были доставлены 66 лошадей следующих пород: русской тяжеловозной, советской тяжеловозной, владимирской, белорусской упряжной, латвийской упряжной, торийской и жемайчю.

Программа соревнований включала испытания на срочную доставку груза рысью, доставку груза шагом и тяговую выносливость.

Впервые в этом году были учреждены отдельно призы для крупных и мелких тяжеловозов. Среди крупных тяжеловозов в испытаниях на срочную доставку груза рысью (расстояние 2 км, сила тяги 50 кг) первое место занял жеребец Юргис латвийской упряжной породы, принадлежащий Лиелвард-ской станции искусственного осеменения сельскохозяйственных животных. Под управлением наездника Я. Беляуниекса он показал время 4.49,5.

В испытаниях на доставку груза шагом (расстояние 2 км, сила тяги 150 кг) первое место занял жеребец Зубр советской тяжеловозной породы, Владимирской госконюшни, выступивший под управлением наездника I категории В. Фомина. Его результат 14.06,1.

Победителем в соревнованиях на тяговую выносливость оказался жеребец Старте латвийской упряжной породы, Цесской станции искусственного осеменения сельскохозяйственных животных. Под наездником К. Стендерсом он показал результат 620 м 35 см (сила тяги 300 кг).

Среди мелких тяжеловозов в испытаниях на срочную доставку груза рысью (дистанция 2 км, сила тяги 50 кг) первое место занял наездник И. Герма-навичюс на жеребце Митасе породы жемайчю, Вильнюсского конного завода. В руках наездника И. Германавичюса он прошел дистанцию за 5.18,1. Тот же жеребец добился победы и в доставке груза шагом (время 14 мин).

Тяговая выносливость оказалась наибольшей у кобылы Гипотезы русской тяжеловозной породы, Ку-единского конного завода. Под наездником И. Ла-бердиным она показала результат 659 м 40 см (сила тяги 230 кг).

Абсолютными чемпионами 1969 г. признаны: жеребец Гомон, Владимирской госконюшни (наездник

I категории В. Фомин), и кобыла Нелда, опытного хозяйства «Сигулда» Латвийского научно-исследовательского института животноводства и ветеринарии, мастер-наездник А. Арманов.

Максимальную силу тяги показал латвийский жеребец Стипрайс (наездник Б. Силиньш) — 756 кг, что в весовом выражении составляет 21 т. В том же виде соревнований для некрупных тяжеловозов первенствовала кобыла Сосенка русской тяжеловозной породы, принадлежащая Куединскому конному заводу (наездник А. Ландышев) — 594 кг.
Конный спорт
В итоге по всем видам соревнований победителями впервые оказались конники Литовской ССР, На втором месте прошлогодняя победительница — команда Российской Федерации, на третьем — конники Латвийской ССР, на четвертом — команда Украинской ССР, на пятом — команда Эстонской ССР и на шестом — конники Белоруссии.

Т. СПИВАК
 

ЛУЦЕНКО Н. Ездок-любитель

Несколько лет назад я прочел одну в общем-то посредственную книгу, содержание которой уже давно стерлось из памяти. Но одно место в повести хорошо запомнилось: неплохого парня — очень веселого и компанейского, ведущего волейболиста в районе и вообще разностороннего спортсмена — избрали секретарем райкома комсомола. И парень этот словно бы переродился: натянув на лицо маску холодности и важности, с пухлым портфелем в руках он обходил третьей улицей спортивные площадки, избегал встреч с товарищами по команде, вообще стал человеком малодоступным.

Этот эпизод мне всегда приходит на память, когда я бываю на Пятигорском ипподроме и вижу соревнования ездоков-любителей и среди них уже немолодого Дмитрия Гавриловича Карнаушенко, служебное положение которого довольно высокое: он руководитель крупнейшей в Предгорном районе Ставропольского края станичной потребкооперации. Казалось бы, такому человеку не до скачек, тем более, что его вес немалый — на полтора, а то и на два десятка килограммов больший, чем у соперников. А конники говорят, что каждый лишний килограмм веса ездока заранее дает преимущество сопернику, короче говоря, Дмитрию Гавриловичу очень нелегко состязаться с более молодыми и легкими по весу товарищами. Но он любит конный спорт, предан ему.

За последний десяток лет не было, пожалуй, случая, чтобы Карнаушенко не участвовал в розыгрыше призов для ездоков-любителей. Разумеется, не всегда он выходил победителем в этих соревнованиях. Кстати, Дмитрий Гаврилович умеет красиво, мужественно проиграть, чего, к сожалению, не скажешь о некоторых профессиональных жокеях, не то что о любителях. Поэтому даже при неудаче ему аплодируют зрители.

Н. ЛУЦЕНКО

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
ПУСТОВАЛ Е., КОТЯГИНА В. Новое в разведении лошадей

В отделе физиологии Всесоюзного научно-исследовательского

института коневодства длительное время проводятся исследования по разработке метода хранения семени жеребца путем глубокого

замораживания.

Еще в 1953—1955 гг. научные сотрудники института П. Н. Скаткин и Т. П. Ильинская установили, что при замораживании семени при температуре —79° можно применять глюкозо-желточный разбавитель с добавлением 5—8% глицерина, при оттаивании от 20 до 60% спермиев сохраняли прямолинейное поступательное движение. Однако оплодотворяющая способность оттаянного семени резко снижалась и даже полностью утрачивалась (Г. В. Паршутин, А. Н. Буйко, 1956 г.).

Опыты по осеменению кобыл незамороженной глицеринизиро-ванной спермой показали, что одной из причин снижения оплодотворяющей способности спермиев в замороженном и оттаянном семени является повышенный процент глицерина в разбавителе (Г. В. Паршутин, Е. С. Кружкова, Л. М. Жмурин, 1957 г.).

Поэтому в дальнейших исследованиях изыскивали режим, который бы позволял замораживать семя жеребца в среде с пониженной концентрацией глицерина (Г. В. Паршутин, Е. С. Кружкова, Л. М. Жмурин, 1957 г.).

В 1963 г. С. М. Ромбе и Е. М. Платов предложили применять центрифугирование (отделение плазмы) и разбавление лактозожелточной средой с 3,5% глицерина. По данным этих ученых, отделение части плазмы спермы центрифугированием и замена ее разбавляющей средой способствует повышению активности ферментных систем гликолиза в оттаянной сперме и позволяет повышать количество подвижных спермиев в замороженном и оттаянном эякуляте. Замена глюкозы лактозой в разбавляющей среде повышает ее защитные свойства.

В дальнейших исследованиях выявлена эффективность применения различных методов замораживания и оттаивания: изучены показатели активности семени жеребца после оттаивания при его замораживании на твердой углекислоте в объеме 10—12 мл в пенициллиновых флаконах и гранулярно. Семя, замороженное гранулярно, оттаивали порционно, по 10—15 гранул при однослойном расположении в обычном лабораторном стакане, который помещали в водяную баню с температурой 40—42 . Однослойное расположение гранул позволяло оттаивать семя более равномерно и гораздо быстрее. Установлено, что при гранулярном замораживании семени в сочетании с его порционным оттаиванием активность спермиев увеличилась в 1,5—2 раза (в сравнении с замораживанием в пенициллиновых флаконах). В опыте с применением различных методов замораживания и оттаивания семени было исследовано 22 эякулята. При замораживании в пенициллиновых флаконах объемом 10—12 мл активность спермиев составляла 1±0,1, а при гранулированном замораживании — 2,1 ±0,07 балла.

При дальнейшем решении проблемы проводили опыты по оценке сухой углекислоты и жидкого азота как хладагентов при хранении семени жеребца. Эякулят семени после необходимой обработки — центрифугирования, разбавления и выдержки при температуре 2—4°С — замораживали гранулярно на блоке сухого льда. Одну часть гранул от замороженного эякулята помещали на хранение в жидкий азот, другую сохраняли в твердой углекислоте.

Оценки активности спермиев после оттаивания при хранении спермы в твердой углекислоте в течение 210—260 дней снизились на 60—70%, при хранении в жидком азоте — в пределах 10 17%, то есть жидкий азот как хладагент для длительного хранения спермы жеребца имеет несомненные преимущества сравнительно с твердой углекислотой и твердая углекислота фактически непригодна для этих целей.

Проведенные опыты позволили выяснить оптимальные условия замораживания семени жеребца на данном этапе разработки этого вопроса: центрифугирование спермы с последующим отсасыванием 50—70% ее плазмы, разбавление оставшейся части плазмы с осадком спермиев лактозо-желточно-глицериновой средой в отношении 1:3; выдержка разбавленной спермы в течение 2 час. при температуре 2—4° С перед замораживанием; гранулярное замораживание на блоке сухого льда; хранение замороженных гранул в жидком азоте и оттаивание замороженных гранул при их однослойном расположении и температуре водяной бани 40—42° С.

В 1968 г. по этой методике было осеменено восемь кобыл, принадлежащих Опытному конному заводу. В результате шесть кобыл за-жеребело в первом же половом цикле. Срок хранения спермы колебался в пределах от 7 до 33 дней.

Опыты по проверке оплодотворяющей способности спермы, замороженной по указанной методике и сохраненной в течение 6 9 месяцев, продолжались в текущем году. По предварительным _ данным, процент оплодотворений при осеменении 30 кобыл оттаянной спермой в одном половом цикле составил 55—60%.

Анализ данных по осеменению кобыл показывает, что оплодотворение наступает в тех случаях, когда период от осеменения кобылы до овуляции составляет не более 8—10 час. Видимо, это объясняется тем, что в оттаянном семени сохраняется возможность оплодотворения, но переживае-мость спермиев снижена. Исследования необходимо продолжить и вести их в направлении повышения переживаемости спермиев в замороженном и оттаянном семени.

Е. ПУСТОВАЯ, старший научный сотрудник

Юров К., Крюков Н. Ринопневмония лошадей

IS ак известно, аборты кобыл на' носят большой ущерб коневодству. Причиной их бывают плохие условия содержания и кормления конематок, а также инфекционные заболевания бактериальной или вирусной природы.

Вирусная этиология абортов лошадей впервые была установлена в 1922—1932 гг. в Северной Америке. Впоследствии это заболевание зарегистрировали и в других странах. В Советском Союзе вирусный аборт кобыл наблюдается с 1955 г., с тех пор, когда это инфекционное заболевание было описано Олейниковым. Возбудитель— вирус ринопневмонии, относящийся к группе герпеса, обычно проникает в организм лошадей через органы дыхания или элементарным путем, что влечет за собой аборты во второй половине жеребости. Он может быть адаптирован к культурам клеток, куриным эмбрионам и некоторым лабораторным животным (Эндрюс, 1966 г.). По данным Семерд-жиева (1962 г.), вирус обладает гемагглютинирующими свойствами.

В начале этого года мы провели обследование хозяйства, в котором наблюдались аборты у кобыл. Было установлено, что кобылы абортировали обычно во второй половине жеребости — на

7—9 месяце. В нескольких случаях зарегистрировано рождение нежизнеспособных жеребят, отмечен один случай выкидыша 5-месячного плода.

За 7—10 дней до аборта у конематок повышалась температура тела, животные находились в угнетенном состоянии, наблюдалось значительное снижение аппетита.

Выкидыши у кобыл происходили внезапно, сопровождаясь гиперемией слизистых оболочек глаз, ротовой и носовой полостей. В шести случаях было отмечено задержание последа,

При вскрытии абортированных плодов обнаружено повышенное количество перитонеальной жидкости. Точечные кровоизлияния находились на эпи- и эндокарде, под капсулой селезенки и почек, иногда на гиперемированной слизистой оболочке желудка. В мазках-отпечатках из печени абортированных плодов были внутриклеточные включения.

Проведенные бактериологические и микологические исследо-
вания абортированных плодов дали отрицательные результаты. Вирусологическому исследованию были подвергнуты плоды, абортированные на 5—8 месяце жеребости. Исследуемый материал (суспензия из внутренних органов абортированных плодов) освобождали от бактериального загрязнения фильтрацией (использовался фильтр Зейтца) или путем добавления антибиотиков (пенициллин и стрептомицин по 500 ед/мл).

Указан ным материалом заражали культуры клеток: эмбрионов коровы и свиньи, куриных эмбрионов, 3—5-суточных хомячков.

В результате проведенных исследований выделен возбудитель, вызывающий цитопатические изменения в культуре клеток почки эмбриона крови (ПЭК). Характерные очаги разрушения появляются на 3—4 сутки в виде округления клеток и тяжей. В течение последующих 2—3 суток происходит деструкция всего монослоя. Характер цитопатических изменений в культуре клеток свойствен герпетическим вирусам.

После пятого пассажа на культуре ткани выделенный вирус имел инфекционный титр 4,5 lg, ТЦД50/1 мл.

Жидкость культуры пятого пассажа агглютинировала эритроциты лошади в разведении 1 : 4—1 : 8. Эта же реакция была отрицательной в отношении эритроцитов кур. В культурах клеток с выраженным цитопатическим эффектом наблюдалась реакция гемадсорбции с эритроцитами лошади, носившая очаговый характер.

Этиологическая взаимосвязь между выделенным вирусом и абортами у кобыл подтверждается данными реакции нейтрализации с сыворотками крови от абортировавших конематок (см. табл.).
Реакция нейтрализации вируса с сыворотками от абортировавших кобыл
№ кобыл Срок ис* следования после аборта (днем) Конечное разведение сывороток Индекс нейтрали- зации
1 60 1:8 10 000
2 43 1 :8 1 316
3 27 1 : 8 131
4 38 1 :8 1 000
0 1 5 1 :8 100
5 75 1:8 13 160
6 35 1:8 131

Как видно из таблицы, в крови абортировавших кобыл присутствуют антитела к выделенному вирусу в высоком титре.

Сыворотка в разведении 1 : 8, полученная от кобылы № 5, через 15 дней после аборта нейтрализует 100 цитопатических доз вируса, а через 75 дней—13 160 доз. Титр антител поддерживается на высоком уровне в течение

2 месяцев после аборта (срок наблюдения).

Куриные эмбрионы, которым инокулировали исследуемый материал, погибали на 7—12 сутки. В первых пяти пассажах количество погибших эмбрионов колебалось в пределах 10—60%. У павших зародышей находили кровоизлияния на хориоаллантоисе, в мазках-отпечатках из печени имелись цитоплазматические включения, напоминавшие аналогичные включения ,в мазках, сделанных из печени абортированных плодов лошади.

Хомячки, зараженные интрапе-ритонеально суспензией из органов абортированных плодов и культуральным вирусом, легко пе-реболевали.

Таким образом, в результате исследований из абортированных плодов выделен вирус, который, размножаясь в культуре клеток, вызывает характерные цитопатические изменения. Этот вирус обладает гемагглютинирующими и гемадсорбирующими свойствами, патогенен для куриных эмбрионов и хомячков. Цитопатическое действие его является специфическим, так как оно подавляется сывороткой от абортировавших кобыл.

В крови абортировавших кобыл содержатся нейтрализующие антитела к выделенному вирусу, титр которых сохраняется на высоком уровне в течение 2 месяцев после аборта.

Эпизоотические данные, специфические признаки болезни, а также положительные результаты серологических исследований дают основание считать, что аборты кобыл вызваны выделенным вирусом, который по своим биологическим свойствам должен быть отнесен к описанному в иностранной литературе вирусу ринопневмонии.

К. ЮРОВ, Н. КРЮКОВ, Всесоюзный институт экспериментальной ветеринарии